Духовная экология Вячеслав Пальман
Улыбка богини Деметры






ГлавнаяУлыбка богини Деметры ⇒ Быстрое развитие селекции и генетики

Быстрое развитие селекции и генетики

Между тем сам Вавилов словно бы не замечал, на какую высоту поднял его талант исследователя. Все так же открыто лицо его, все та же доброжелательность и любовь к людям, совсем не меньше энергии, чем в молодости, постоянное желание найти что-то новое в растениях, отыскать и поддержать новые таланты в среде сотрудников. Эти добрые качества так и остались в памяти всех, кто знал удивительного человека.

Академик АН России и президент Всероссийской Академии селекции, директор сразу двух институтов, член пяти зарубежных академий, председатель Географического общества России, наконец, член правительства Российской Федерации, он продолжал работать так, словно впереди у него было по меньшей мере две жизни. И оставался веселым, доступным всем и каждому.

Вот такой человек, по сути дела, совсем по-новому начинал селекцию и генетику в нашей стране — дело прямо-таки необходимое для молодого государства, владеющего самыми большими в мире площадями пашни, на которых можно вырастить огромные богатства — пищу для людей.

При таком-то руководителе можно было ожидать успехов на ниве.

«Нам открываются возможности, — говорил Вавилов, — лепить по произволу органические формы, и притом формы константные», то есть постоянные. Мировая коллекция форм все время в работе. В отделах селекции институтов удалось собрать умелых специалистов. Они углубленно трудились над проблемами еще мало познанной генетики, создавали новые и новые сорта и задел для будущего, то есть для нашего с вами времени. Вавилов не упускает из виду работы Н. В. Цицина и В. Е. Писарева над межвидовыми гибридами злаков, трудов И. В. Мичурина, П. И. Лисицына, Г. К. Мейстера и А. П. Шехурдина, В. Я. Юрьева, молодого П. П. Лукья-ненко, которому, кстати, он чуть ли не первому в нашей стране приказывает передать из ВИРа значительную часть коллекции пшениц и ячменей, желая облегчить и ускорить работу над озимыми культурами. И Лукьяненко увозит сотни видов злаков на юг России, в Краснодар.

Быстрое развитие селекции и генетики в стране, здоровая творческая атмосфера в институтах, первые успехи новых селекционных станций, особенно в Саратове, дали основание Лондонскому институту Джона Инесса опубликовать такие слова: «Если русские даже частично осуществят свои грандиозные планы, то и тогда они внесут огромный вклад в мировое растениеводство».

Вот что может сделать в науке один талантливый человек!

А у Вавилова зрели уже новые планы. Он опять собирался «обшарить весь мир» в поисках «залежей сортовых руд» и тем самым пополнить золотой генофонд ВИРа, чтобы на основе его как можно шире развернуть селекционную работу.

Желание это было понятно каждому, кто тогда занимался сельским хозяйством: у нас явно не хватало хороших сортов всех культур, особенно хлебных злаков с высоким урожаем и такой же высокой устойчивостью к неблагоприятным условиям погоды. Даже на юге, где прекрасные почвы и климат. Вавилов постоянно говорил, как важно продвинуть земледелие дальше на север нашей страны, где быстро прирастало население, а питание для людей приходилось доставлять издалека. Осуществление этой идеи притормаживалось нехваткой холодостойких зерновых культур, картофеля и овощей, трав для разведения скота.

И тем не менее ему удалось создать в Хибинах — на Кольском полуострове — Полярную станцию ВИРа. При участии Н. И. Вавилова опытные станции северного земледелия возникли в таких крайне отдаленных местах, как Дудинка близ Норильска и в среднем течении реки Колымы.


Другие главы этого раздела:


© 2004-2012 Все права защищены.
В случае перепечатки материалов ссылка на
www.duhzemli.ru обязательна!

Rambler's Top100