Духовная экология Земля - живое существо



1. Радиоактивный джин
2. Космическое животное
3. Вселенная
4. Роль человека
5. Глобальный мозг
6. Космический вирус
7. Закат эпохи млекопитающих
8. Познав себя - познаешь Вселенную
9. Раковая опухоль
10. Во что верить?
11. Жизнь происходит из жизни
12. Виды жизни
13. Ритмы жизни
14. Жидкость, пригодная для жизни
15. В погоне за золотой кометой
16. Луна
17. Что говорит о Луне интернет
18. Дискуссия
19. Грань между живой и неживой материей
20. Бактерии экстремофилы
21. Личность планеты
22. Где дипломаты с других планет?
23. День рождения
24. Бог
25. Причём здесь экология
26. Уровни мироздания
27. Живое нельзя резать на куски
28. Окружающая среда
29. Рост планеты
30. Тонкий и надземный миры
31. Борьба идеологий
32. Инопланетяне нас игнорируют
33. Экзамен перед Богом
Заключение

Приложения:

1. Отклики читателей
2. Глубинная экология
3. Совет живых существ
4. Сказка - ложь, да в ней намёк - добрым молодцам урок
5. Потребители - главная угроза экологии
6. Уроки реинкарнации
Контакты



Перевал

Четвертый день обещает быть более трудным, чем предшествующие: даже в юрте под утро стало холодно настолько, что все мы один за другим просыпаемся. За ее войлочной стеной был мороз более восемнадцати градусов. На ясное, прозрачное небо выходит солнце в морозном сиянии; равнина розовеет и искрится, сверкает ожерельями бесчисленных следов. Над столпившимися, неподвижными, ярко освещенными стадами густо клубится пар, розовые пряди дыма тянутся прямо вверх, высоко, в ледяную синеву неба. Юрты бело запушены снегом, и румяные монголки в шубах с пуфами на плечах и в высоких зимних шапках очищают его длинными скребками. Скрипя гутулами и перекликаясь, бегут ребятишки с водой от ближайшего ручья.

Все кутаются, кто во что может. Я до самого подбородка залезаю в спальный мешок. Морозная пыль дымится за нами, а два глубоких синих с белой оторочкой следа ведут к перевалу Цоготый-даба, вьются по равнине, огибают лиственничные рощи, наконец, спускаются к реке Тес. Она еще не замерзла; над ней стынет белый тяжелый пар. На темной, неприветливой воде плавают красные утки, у берега суетятся запоздалый песочник Темминка и белая трясогуска. Птицы нахохлились, но ищут корм оживленно и бодро: в осенних странствованиях им приходится встречать и худшие беды.

Монголы указывают место переправы. Вспенивая воду, отбрасывая широкий вал, автомобиль переносится на противоположный берег, потом через перевал к пологому спуску, где уже мельче снег и виднеется хорошая дорога. Далеко внизу и правее показывается свинцовая поверхность круглого угрюмого озера Тунимыл-Нур, зажатого в мертвенно-белые стены берегов. Никто не жалеет, что оно останется в стороне. Через полчаса мы пересекаем дно обсохшего плоского озера; через час, взяв несколько подъемов и спусков, подъезжаем к монастырю Джахан-цы-хурэ и, наскоро пообедав, трогаемся дальше. Опять перевалы, луга и степные долины, теперь уже бесснежные и теплые: клубящаяся пыль, взлетающие жаворонки и медные отсветы заката на безжизненных склонах гор.

Незадолго до сумерек мы у последнего, самого трудного перевала Куку-тыль. Подъем легок, но зато спуск необычайно крут и дает сложный изгиб над ущельем. Шофер подходит к обрыву и, вытянув шею, как-то по-птичьи заглядывает вниз на торчащие ржавые ребра камней и острые вершины лиственниц, угрожающе настороживших рогатины сучьев. Он говорит «брррр» и отказывается спускаться на машине, если с нее не будет снят груз.

Опять перекладываем несколько десятков пудов багажа и до глубокой ночи спускаем их мелкими партиями на лошадях случайно повстречавшихся монголов. Автомобиль сползает вниз, как говорит шофер, «на четвереньках», поддерживаемый сзади за веревки, потом отправляется в темноту долины за водой для ужина. Бледный палец прожектора долго бродит по всем направлениям, ощупывая незнакомые склоны. Он находит там только скалы и рытвины и поворачивает обратно, к яркому костру из лиственного хвороста. Это, кажется, первый нескупой и жаркий костер, который мы жжем в Монголии. Здесь уже не нужно собирать аргал: дров много, большие леса сплошь одевают северные покатости гор. Они отвоевали их у степи; её царству приходит конец. Ещё сотню километров к северу — и сплошная тайга зашумит над нами вершинами.



© 2004-2012 Все права защищены.
В случае перепечатки материалов ссылка на
www.duhzemli.ru обязательна!

Rambler's Top100