Духовная экология К. Н. Благосклонов
Охрана и привлечение птиц



Содержание
Авиакатастрофы и птицы
Враги птиц и борьба с ними
Вымирание птиц
Гибель птиц от ядохимикатов
Загрязнение водоемов - опасно для птиц
Зимняя подкормка птиц
Искусственное увеличение числа птиц в природе
Истребление птиц
Исчезающие виды
Исчезающие и редкие птицы
Исчезновение журавлей и аистов
Исчезнувшие виды
Корма для птиц
Кормушки для птиц
Международная охрана птиц
Международный совет по охране птиц
О гнездовых паразитах
О значении птиц
О подкормке воробьев
О роли птиц в биоценозах
Одомашненные и прирученные птицы
Одомашнивание певчих птиц
Одомашнивание птиц - история
Отравление птиц человеком
Охотничье-промысловые птицы
Охрана и привлечение хищных птиц
Охрана птиц при лесных и полевых работах
Перевозка птенцов
Перевозка яиц
Переселение насекомоядных птиц
Переселение охотничье-промысловых птиц
Переселение полезных, певчих и декоративных птиц в города
Переселение редких и исчезающих птиц с целью их сохранения
Приручение птиц
Птицы в биоценозах Тихого океана
Птицы в современном мире
Птицы города
Птицы Москвы
Птицы родного края, города
Расселение дуба и кедра с помощью птиц
Роль птиц в круговороте веществ водоема
Связь и птицы
Технический прогресс и птицы
Эстетическое и воспитательное значение птиц
Как фотографировали птиц наши деды



ГлавнаяОхрана и привлечение птиц ⇒ Переселение взрослых птиц

Переселение взрослых птиц

Есть одно существенное обстоятельство, которое не всегда учитывалось при работах по акклиматизации мелких насекомоядных птиц. Это значение сезона и связанного с ним физиологического состояния птиц. Успешные опыты переселения взрослых птиц в первую очередь обязаны тому, что физиологическое состояние их учитывалось при переселении.

Первый опыт массовой перевозки взрослых мелких птиц относится к истории биологии. Профессор Московского университета К. Ф. Рулье писал: «Путешественники рассказывают, что лет за 40 до 1756 года мелких и певчих птичек водилось под Москвой не менее комаров и что первых вывезено в оное время правительством с лишком на 1500 рублей для населения ими окрестностей Петербурга». Результат этого опыта остался для нас неизвестным. Уже значительно позднее, во второй половине XVIII столетия, переселенцы-европейцы перевозили птиц и зверей во вновь заселяемые ими земли — в Австралию, в Новую Зеландию.

Вот почему в этих странах имеются представители большого количества фауны Европы. В нашей стране были попытки переселить северных лесных птиц в островные леса степного юга, в частности островной лесок заповедника Аскания-Нова. В 1890 году, по данным известного орнитолога Н. И. Дергунова (1928), в парке устроили гнезда снегирь, зяблик и зеленушка, выпущенные из вольера со слегка подрезанными крыльями. Характерно, что зеленушки, найдя для своего гнездования в Аскании-Нова обстановку удобной, вскоре заселили парк в значительном количестве.

Зяблики же до сего времени гнездятся ежегодно, но единичными парами. Много раз в Аскании-Нова выпускали из клеток больших синиц, как птиц наиболее полезных для борьбы с насекомыми, вредителями леса, однако все эти попытки были безуспешны. И вот в 1919 году одна пара, выпущенная Дергуновым, наконец загнездилась. Это был большой успех, потомство этой пары уже к осени 1922 года достигло 90 птиц. Были и другие попытки выпускать перевезенных на некоторое расстояние одиночных или немногочисленных птиц, но все эти опыты носили любительский характер, и результат их неизвестен. Первый серьезный опыт перевозки мелких взрослых птиц был поставлен в Дарвинском заповеднике. Здесь были выпущены 220 больших синиц, 20 овсянок, 55 полевых и 5 домовых воробьев, все они были отловлены в Подмосковье (Ю. А. Исаков).

Выпуск синиц подтвердил, что можно переселять взрослых птиц, по крайней мере этого вида. При этом было установлено, что отлов нужно производить до того, как они разобьются на пары, до того, как они найдут уже гнездовые участки, так как с этого момента у них возникнет стремление возврата к гнездам. Выпускать же птиц на месте следует после того, как прекратятся их весенние кочевки и синицы начнут занимать гнездовые участки. Если они отловлены слишком рано, то придется передержать их некоторое время в вольерах. Само собой разумеется, что успех мероприятия зависит от постановки технической стороны работы. Хорошо должно быть обеспечено содержание птиц, их подкормка на месте после выпуска, наличие синичников для гнездования и т. д.

Успешно прошли опыты с переселением больших синиц в Мордовском заповеднике. Птиц перевезли на расстояние в 45 км, 2—3 месяца их передержали в неволе и выпустили в конце мая — начале июня. Птицы охотно стали гнездиться в местах выпуска, не все, но большая часть,, до 70—75% выпущенных. От переселенных птиц было получено 103 птенца, все они остались жить в том месте, где вывелись. Что же касается их переселявшихся родителей, то ни разу ни одна птица не была отмечена в месте выпуска на второй год после него. Очевидно, все они вернулись на родину.

Успешно прошел опыт по акклиматизации больших синиц в Алма-Ате. Эту работу проводил с 1960 года Институт зоологии Академии наук Казахстана совместно с Главным управлением охотничьего хозяйства и заповедников и Казахским обществом охраны природы. Птицы были из Омской, Новосибирской и Семипалатинской областей, всего в Алма-Ату завезено 507 синиц. Сначала их помещали в вольерах зоопарка и после небольшой выдержки выпускали на свободу. Первые дни после выпуска они оставались вблизи вольер, вероятно, потому, что тут их подкармливали на кормушках, однако через неделю-две количество синиц на территории зоопарка стало уменьшаться, а в апреле, с установлением теплой погоды, их численность в городе значительно уменьшилась.

Они начали встречаться в окрестностях города, а в его парках остались лишь немногие загнездившиеся пары. Алма-Ата — очень зеленый город, на всех его улицах растут деревья, преимущественно крупных размеров, поэтому здесь синицы всегда могут найти место для гнездования — дупла. Уже в мае 1962 года в самом центре города, рядом со зданием Академии наук, наблюдали выводок синиц, очевидно, только в этот день покинувших гнездо. Численность синиц в городе непрерывно возрастает, хотя и медленно.

Препятствует этому отлов синиц для содержания их в неволе. С другой стороны, происходит и расселение птиц из города в его окрестности. Одна синица, окольцованная в Алма-Ате, была отмечена в 60 км восточнее, а другая, из партии, которая прибыла из Омска, была обнаружена даже в 230 км к северу от Алма-Аты (И. Ф.Бородихин).

Последнее переселение синиц проведено совершенно недавно. Значительная партия этих птиц, отловленных в Московской области, была отправлена в Карагандинскую. Результаты этого нового опыта пока что еще неизвестны.

Приведенные примеры говорят о том, что мы научились перевозить синиц и что, по-видимому, этим можно широко пользоваться в практических целях.

Значительно сложнее обстоит дела с переселением перелетных птиц.

Опыты проводились преимущественно на мухоловках-пеструшках. Так, 38 птиц в Мордовском заповеднике были перевезены за 45 км в период кладки яиц. Через 20 дней оказалось, что большая часть их гнездилась на своих старых местах или вблизи от них, только одна самка загнездилась в 100 м от места выпуска вместе с местным самцом. Если передерживать пойманных птиц в неволе, то процент остающихся на новых местах несколько повышается, причем, чем дольше время передержки в неволе, тем больший процент птиц остается. Так, при выпуске сразу после доставки на место остается не более 5% (1 самка из 20 выпущенных), передержанные до 12 дней — 20%, 16 дней — 26%, и, наконец, при содержании в неволе птиц в течение месяца можно надеяться, что останется более трети — 37%. Само собой разумеется, что все птицы, которые остались и загнездились на новых местах, на следующий год вернутся на родину. Новые же места заселяет их потомство. Молодые птицы улетают на юг, так же как и старые, но возвращаются на свою новую родину.

Это тем более удивительно для мухоловки-пеструшки, так как эта птица имеет круговой маршрут перелета. На юг пеструшки летят через Южную Европу, Италию и Испанию, возвращаются же из Центральной Африки, где зимуют, значительно восточнее, через Балканы. Таким образом, молодые мухоловки-пеструшки возвращаются в новое место гнездования, совершают впервые перелетный путь на север, причем без ошибки находят нужное им место. В опытах самки на следующую весну после вывода дали 35% возврата, а самцы — 65%. Это как раз такой же возврат, как и в обычных популяциях, не подвергавшихся каким-либо экспериментам.

Разработан еще один остроумный способ заселения южных лесопосадок новыми для них видами птиц. Каждая стадия годичного биологического цикла, в особенности у перелетных птиц, строго приурочена к определенным сезонам. Очевидно, если отловить и задержать перелетных птиц на путях пролета до наступления сезона гнездования, то они, если их выпустить в это время, начнут гнездиться, а не продолжать перелет. Таким образом, в парках Аскания-Нова было задержано некоторое количество зябликов и черных дроздов. Ловили их в марте, а выпускали в начале мая. Из 50 задержанных зябликов в парке на лето осталось 30 особей, 6 из них гнездились; из 60 задержанных черных дроздов на лето осталось 14, большая часть их — 8 птиц гнездились (В. Д. Треус).

Этот способ задержания птиц на пролете, конечно, не универсальный, он пригоден только для перелетных птиц и, главное, место, где мы хотим задержать их, обязательно должно находиться на пути пролета этих птиц. Аскания-Нова в этом отношении находится в исключительных условиях: через этот островной лесок в степи проходят пролетные пути, множества мелких лесных птиц.

Но ведь совсем не обязательно было отлавливать перелетных птиц в том месте, где предположено было заставить их гнездиться. И в дальнейшем опыты Треуса были изменены. Мухоловки-пеструшки были переселены на расстояние 1200 км с севера на юг и за пределы естественного ареала. Отловили их в Приокско-Террасном заповеднике Московской области; 308 взрослых птиц еще не начали гнездиться или, во всяком случае, откладывать яйца. Когда их перевезли и выпустили в Аскании-Нова — это место лежит в стороне от обычных пролетных путей мухоловок-пеструшек,— многие из них загнездились здесь, 26 птиц вывели и выкормили 44 птенца. Некоторые из птиц в тот же год были обнаружены на родине—в Подмосковье, и, естественно, ни одна из переселенных птиц не вернулась в Асканию-Нова. Однако дело было сделано, 44 птенца считали своей родиной этот островной лесок.

Все опыты, проводившиеся по переселению взрослых насекомоядных птиц, убедительно показали, что главное, определяющее успех,— учет фенологических сроков отлова и выпуска птиц.

Читайте также:

В искусственных гнёздах у птиц бывают конкуренты


© 2004-2012 Все права защищены.
В случае перепечатки материалов ссылка на
www.duhzemli.ru обязательна!

Rambler's Top100