Духовная экология К. Н. Благосклонов
Охрана и привлечение птиц



Содержание
Авиакатастрофы и птицы
Враги птиц и борьба с ними
Вымирание птиц
Гибель птиц от ядохимикатов
Загрязнение водоемов - опасно для птиц
Зимняя подкормка птиц
Искусственное увеличение числа птиц в природе
Истребление птиц
Исчезающие виды
Исчезающие и редкие птицы
Исчезновение журавлей и аистов
Исчезнувшие виды
Корма для птиц
Кормушки для птиц
Международная охрана птиц
Международный совет по охране птиц
О гнездовых паразитах
О значении птиц
О подкормке воробьев
О роли птиц в биоценозах
Одомашненные и прирученные птицы
Одомашнивание певчих птиц
Одомашнивание птиц - история
Отравление птиц человеком
Охотничье-промысловые птицы
Охрана и привлечение хищных птиц
Охрана птиц при лесных и полевых работах
Перевозка птенцов
Перевозка яиц
Переселение насекомоядных птиц
Переселение охотничье-промысловых птиц
Переселение полезных, певчих и декоративных птиц в города
Переселение редких и исчезающих птиц с целью их сохранения
Приручение птиц
Птицы в биоценозах Тихого океана
Птицы в современном мире
Птицы города
Птицы Москвы
Птицы родного края, города
Расселение дуба и кедра с помощью птиц
Роль птиц в круговороте веществ водоема
Связь и птицы
Технический прогресс и птицы
Эстетическое и воспитательное значение птиц
Как фотографировали птиц наши деды



ГлавнаяОхрана и привлечение птиц ⇒ Биологические методы защиты леса

Биологические методы защиты леса

Одним из первых приверженцев биологических методов защиты леса в нашей стране был Д. В. Померанцев. Он установил, что птицы одного только вида — большой синицы, успешно подавили очаг шелкопряда-златогузки. Наблюдения велись в Велико-Анадольском лесничестве. Из 150 тысяч гнезд златогузок уже к январю синицы уничтожили более половины: от 36 до 74% вредителей, хотя синиц в очаге было сравнительно немного.

Не было сомнений, что к весне синицы уничтожили еще больше златогузок. Именно это и другие подобные наблюдения сделали Д. В. Померанцева сторонником биологической защиты леса, с помощью птиц в частности. «В борьбе с вредителями,— писал он,— где только возможно, следует прибегать к биологическому методу. В основу этого метода положено всестороннее использование врагов насекомых» (1949). По инициативе Д. В. Померанцева в южных лесничествах развешивалось много гнездовий, что давало хороший результат.

Стали широко известны многолетние работы по биологической защите леса, которые проводились в лесничестве Штекби (ФРГ). Привлечение дуплогнездников сочеталось с охраной муравейников и колоний летучих мышей. Оказалось, что этими мерами можно успешно защитить лес от массового размножения зимней и сосновой пядениц и дубовой листовертки. Эти биологические методы защиты леса имеют большие преимущества по сравнению с химическими. Первое преимущество: они действуют долговременно, а не кратковременно, как химические, убивающие вредителей вместе с их врагами и дающие возможность вредителям вновь размножиться беспрепятственно. Второе преимущество — это надежность действия.

Если вредитель уничтожен ядом, то нет никакой гарантии в том, что его численность не повысится вновь. Больше того, это как раз и становится правилом, а если вредители уничтожены биологическими методами, то имеется полная гарантия того, что численность его в ближайшее время не поднимется. Третье преимущество — это безвредность метода для окружающей фауны и человека. В самом деле, борьба между птицами и насекомыми проходит совершенно незаметно для других обитателей леса и тем более человека. И, наконец, четвертое преимущество биологического метода — это его экономичность. Достаточно один раз развесить искусственные гнездовья, и их хватит на долгие годы, а может быть, и десятилетия. Затраты на развеску искусственных гнездовий и, тем более, на их очистку совершенно ничтожны по сравнению с той, которую приходится делать, используя химические методы защиты (М. Герберг).

Как мы видели, имеется множество примеров подавления птицами небольших очагов разных вредителей, преимущественно лесных. Но особенно важна роль птиц при относительно низкой численности насекомых. Птицы постоянно, в течение всего года (по крайней мере в отношении насекомых, зимующих на деревьях), подавляют их численность, и нужно особенно благоприятное стечение кормовых, метеорологических и других условий, чтобы при наличии значительного числа птиц возникали бы массовые очаги вредителей. Этого и не бывает в обычном, живущем полной жизнью лесу. Известностью пользуется, например, польский заповедник Беловежская Пуща, где в течение долгих лет люди не только не занимались изменением биогеоценозов, но не проводили даже и санитарных рубок. Это исключительный в своем роде массив тем и знаменит, что в нем не было сколько-нибудь заметных для жизни леса вспышек численности вредных насекомых.

Сибирский шелкопряд в нашем столетии оказался важным вредителем в тайге. Массовые появления его сделались возможны только после вырубки больших площадей леса или при уничтожении его пожарами. Разрушались биоценозы, в частности, резко падала роль птиц в них, например на зарастающих гарях или других молодняках, насчитывающих по 27 птиц на 1 км2, в то время как в приспевающем или перестойном лесу их было 238—271 на такой же площади.

Значение птиц в очаге вредителей и при низкой их численности показал зоолог Н. П. Кадочников. В Савальском лесхозе Воронежской области очаг зимней пяденицы занимал площадь леса около 35 га при численности гусениц в мае в среднем около 7 тыс. на каждом дереве. 400 развешенных в очаге скворечников привлекли 179 пар скворцов, что было явно недостаточно для подавления очага. Подсчет показал, что каждая пара приносила корм птенцам 103 раза в день, и в 68 случаях это были гусеницы зимней пяденицы, т. е. всего за день птицы приносили более тысячи гусениц или более 15 тысяч за время выкармливания птенцов.

Если принять во внимание, что некоторые поздно гнездившиеся скворцы в меньшей степени уничтожали гусеницы зимней пяденицы, так как они ушли на окукливание раньше вылета птенцов, то оказалось, что все скворцы за весь период собрали 1,6 млн. гусениц. А их было около 73 млн., т. е. скворцы съели лишь немногим больше 2% общей численности вредителей в очаге (здесь не учитывается деятельность других видов птиц, паразитических и хищных насекомых и других видов, которые также уничтожили свою долю вредителей во время его активной жизни или на зимовке). Итак, в этот год значительная часть гусениц зимней пяденицы ушла на окукливание.

Весной следующего года гусеницы появились снова в большом количестве; они были подавлены химической обработкой. Гнездившиеся в очаге скворцы, полевые воробьи и синицы продолжали отыскивать уцелевших гусениц и, вероятно, собрали их не меньше, чем в предыдущем году, но это значило, что они выбрали гусениц практически начисто. На третий год вредителя не было. Энтомологи не могли найти ни одной куколки. Деятельность птиц в условиях низкой численности вредителя оказалась исключительно важной. В то же время, если птиц нет или мало, оставшиеся после химической обработки особи дают на следующий год новую вспышку численности, так как хищные и паразитические насекомые обычно бывают подавлены ядохимикатами в еще большей степени, чем сам вредитель.

Пример этот показывает довольно редкий случай удачного сочетания химического и биологического методов. Во всяком случае такое сочетание возможно и может быть очень продуктивно. Все дело, видимо, в однократности и ограниченности химической обработки леса, что и обеспечило успешную и полную ликвидацию очага, так как в лесу сохранились птицы.

Работы биолога Ю. Н. Куражсковского показали, что в Воронежской области вспышки различных вредных насекомых происходят как в лесхозах, так и в лесу Воронежского заповедника. В первом случае, однако, вредители подавлялись химическим методом, в заповеднике же только естественными средствами биоценоза. Результат очень показателен. Птиц в заповеднике в 3 раза больше, чем в соседнем лесхозе, в той же, если не в большей степени это относится и к полезным насекомым. И в заповеднике вспышки численности вредных насекомых никогда не бывают такими массовыми и длительными, как в лесхозе. В итоге годовой прирост древесины на 1 га в заповеднике составляет 4,12 м3/га, в лесхозе в лесу того же типа — 3,6 м3/га, а в других лесах области всего 3,0 м3/га.

На этом примере можно убедиться, что птицы способны защитить лес от вредителей не хуже, чем инсектициды. В данном случае последние не только не помогли лесу, а в конечном итоге повредили; хотя после обработки, вероятно, она была признана вполне успешной, так как без сомнения, подавляющая часть вредителей была уничтожена. Однако не учитывается в таких случаях отрицательное побочное влияние ядов и проявляется это только спустя долгое время.

Читайте также:

Пернатые охотники за вредителями леса


© 2004-2012 Все права защищены.
В случае перепечатки материалов ссылка на
www.duhzemli.ru обязательна!

Rambler's Top100